Достопримечательности рядом: Турайдская церковь.

Могила Турайдской Розы (На самом деле её звали Майя)

Дятел

Спускаться, где поднимались, не хочется. С другой стороны замка – лесенка, специально для этих целей предназначенная. Ещё один взгляд на Турайдский замок.

Увы, лестница заканчивается примерно на середине склона. Дальше – круто, скользко и непролазно. То, что спуститься всё-таки удалось, может быть приравнено к подвигу. Отмываемся в Гауе.

В качестве компенсации за неудобства, обнаруживаем первые лесные цветы.

Да, эта поездка имела место быть некоторое время назад. Тогда ещё можно было подниматься к Турайде и спускаться от неё с таким экстримом. Сейчас – нет, только через главный вход. Прелести своей Турайда от этого не теряет, но креатива меньше.

По дороге к пещере Гутмана обосновалось маленькое кафе. Из еды – только чипсы, но зато есть кофе. Горячее.

Пещера Гутмана – самая большая в Латвии. С одной стороны, строго запрещено заниматься чистописанием на стенах пещеры, но с другой – многочисленные автографы составляют своего рода достопримечательность. Попадаются и столетней давности. Сохранились они в таком виде, или их периодически подновляют?

Рассудив, что подниматься в горы, чтобы попасть в Кримулду, всё равно придётся, решаем подняться здесь же, рядом с пещерой. Подъём ох нелёгок, несмотря на то, что лестница здесь есть и в исправности. Отдыхаем под грибовидным навесом. Это – Рата калнс, Колёсная гора.

Бедные средневековые палачи, им приходилось тащить на такую высоту преступников и инструменты для колесования. Здесь тоже проклюнулись первые цветы, но другого вида, высокогорные.

Продвигаемся в сторону Кримулды, с горы на гору. Тауретая калнс – Гора Трубача. Иначе – сигнальный пост дальнего обнаружения противника. Есть легенда об отважном трубаче, подававшем сигнал тревоги своим, когда враги уже добрались до дерева, на котором он сидел.

Вроде бы Кримулда уже близко. Внизу – озеро.

Увы, расчёты наши не оправдались. Для того, чтобы попасть в Кримулду, пришлось спускаться почти до самого озера, а потом – подъём в горы по полной программе. Кажется, они никогда не закончатся, эти спуски – подъёмы.

Тех, кто всё-таки преодолел неровности рельефа, встречает Липа Любви. Когда-то на ней была устроена площадка, надо полагать, место встречи влюблённых. А что, очень романтично – на дереве. Но, увы, в липу попала молния, и сейчас вся романтика – только на фотографии.

Отсюда тоже прекрасно просматривается Турайдский замок.

Замок Кримулда когда-то занимал довольно большую территорию, это видно по валам, указывающим его границы.

Но из строений сохранился только фрагмент стены. В другом месте тоже был бы не самый последний атракшен, но здесь, где на единицу площади максимум достопримечательностей, Кримулда незаслуженно бледнеет.

Основные задачи экспедиции выполнены. На менее важные нету ни сил, ни желания. Ждём транспорт на другой берег. Вот он и появился, жёлтенький. Но движется медленно.

Наконец трамвайчик приблизился до подробностей, готовимся к посадке.

Висим в небе, внутри неопознанного объекта. Стекло мешает фотографировать, но упорно стараемся этого не замечать. Мост через Гаую.

И верхушки ёлок.

Вот мы и в Сигулде, почти в центре. Конечно, воздушный трамвай – экзотика, и в этом качестве, в основном, интересен. Но как представишь себе, что сейчас бы пришлось спускаться из Кримулды, переходить мост и подниматься к Сигулде… Транспорт.

По дороге замечаем строение в китайском стиле.

Возвращаемся на станцию. В зале ожидания – балкончик, попасть на который невозможно. Дорожка из ниоткуда в никуда.

Конечно, и в Турайду, и в Кримулду можно доехать на машине. Но пешком – гораздо больше впечатлений.